Пётр Капулянский (petru_her) wrote in 239,
Пётр Капулянский
petru_her
239

Янина Максимовна Лебедева

Есть учителя под чье мощное обаяние попадаешь с первой встречи, чья личность захватывает сразу и остается с тобой навсегда.
- Ты в двести тридцать девятой учился? У Лебедевой? А ну тогда я и спрашивать тебя это не стану – знаешь.
- Яночка? Ваша учительница литературы? Кланяйтесь, непременно кланяйтесь ей при встрече.
Ты мог услышать эти слова от университетского профессора (причем не обязательно в России), руководителя киностудии или редактора книгоиздательства.
Янина Максимовна Лебедева могла всё.
Она восхищенно журила пропахшего чужим дымом десятиклассника: «Ну что ж ты так накурился перед уроком!» - и тот, никогда не бравший до сего дня в рот сигарету, спешил после школы в гастроном на Литейном за своей первой пачкой Беломора.
Она могла после выпускного спросить выпускника: «Ну и куда подал документы?» - и на услышанное в ответ мрачное «физфак» воскликнуть: «Ну и дурак! Ты ж гуманитарий до мозга костей!», и через год – два неудавшийся физик оказывался на филологическом на Университетской набережной, а то и в театральном.

Янина могла всё.
Заставить законченного технаря всплеснуть эмоциями на пятиминутке поэзии.
Ткнуть носом в... куда положено зарвавшегося любимчика.
И... сделать из нас настоящих людей.
Мне вообще кажется, что она любила настоящих людей.
Сильных. Умных. Красивых. Как мужчин так и женщин. Как в литературе, так и в жизни.
И умела делать нас таковыми.
Когда Янина Максимовна начала серьезно болеть, мы звонили ей из нашего далека, слегка опасаясь – Как? О чем! Она же теперь совсем другая.
А на другом конце телефонной линии раздавался знакомый, любимый голос сильного умного человека. И через секунду казалось что не ты позвонил, а тебе. И решались не ее, а твои проблемы. Даже те которые ты прятал от самого себя на самом дне души, где-то в районе пятки.

Янина Максимовна была не только учителем, но режиссером.
Мастером, дающим своим ученикам заряд, который невозможно расплескать за всю жизнь.

Уходят родители.
Уходят любимые учителя.
(это для меня фигуры одного порядка)
Мы остаемся крайними.
Страшно.
Одно помогает.
Вера что и оттуда, они будут хотя б иногда поглядывать на нас.

Подсказывать.
И оберегать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments