Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote in 239,
Федотов Валерий Павлович
matholimp
239

Спустя полвека, спустя месяц

Ровно полвека назад, в конце июня 1968г. мне выдали аттестат об окончании 239 школы. Ровно месяц назад вместе с другими пострадавшими мы отметили юбилей этого события.
Пригодные снимки я выбрал почти сразу же. Но так как это случилось уже на огороде посреди дикого леса, куда я уехал практически прямо со встречи, то их выкладывание в интернет задержалось на 4 недели. Но теперь я могу проставить нужные ссылки: записи https://vk.com/id242739930 за 23 июня; более точно:
https://vk.com/wall242739930_2176 ,
https://vk.com/wall242739930_2175 ,
https://vk.com/wall242739930_2174 ,
https://vk.com/wall242739930_2173 ,
https://vk.com/wall242739930_2172 ,
https://vk.com/wall242739930_2171 ,
https://vk.com/wall242739930_2170 ,
https://vk.com/wall242739930_2169 .
Чтобы два раза не вставать, по просьбам некоторых однокашников здесь же выкладываю всё сказанное мною на той встрече с трибуны. Пусть не с точностью до каждого слова, но по смыслу верно.

Я пришёл в 239 уже будучи дважды победителем городских олимпиад по математике и призёром олимпиад по физике и химии. Значит, я имею право сказать, что из всего нашего выпуска я меньше всех получил от школы именно как от физико-математической. Поэтому я буду сейчас говорить о том, что ещё мы все получили в школе, пусть и не все это заметили.
Если не расползаться по деталям, то нас здесь не только учили, а ещё и воспитывали. Очень жёстко, порой жестоко, хотя и это далеко не все это замечали.
Ничуть не умаляя заслуг остальных, я хочу напеть дифирамбов учителю, который больше других вмешался именно в моё воспитание. Это Валерий Адольфович Рыжик.
Нет, я не учился в его классе. Да, я тоже из Пушкина, поэтому меня записали в -7 класс, математику в котором вёл Рыжик. Но так как я был ещё и из математического кружка Дворца пионеров, то я хотел оказаться в одном классе с друзьями по кружку. Сначала я перешёл в -3 класс, где были Ефим Энтин и Женя Файнзильбер, а потом Жора Гапонов соблазнил меня перейти в -11 класс. В итоге я остался без фирменного воспитания Рыжика на уроках математики.
Но в каком бы классе я ни оказался, я не смог бы избежать контактов с Рыжиком в его качестве организатора соревнований по ориентированию. Там сопутствующего воспитания было на порядок больше, чем на уроках.
Чтобы долго не говорить, ограничусь одним примером. В конце мая 1967г. был совместный выезд групп, готовившихся к летним походам, куда-то за Рапполово. Ближе к концу Рыжик как бы нечаянно произносит: «Вот мы отсюда в Токсово ходили и в Осельки, а в Кавголово ещё ни разу не ходили. Кто-нибудь сможет вывести нас отсюда в Кавголово?»
А я как раз свежий чемпион Ленинграда по ориентированию. Не важно, что среди школьников и в составе эстафетной команды. К тому же, все уже зачислены в состав групп, а я пока ещё кандидат. Плюс гормоны, соответствующие возрасту.
Вот первым и напросился: «В чём проблема? Кавголово у нас строго на востоке. По азимуту если не за час дойдём, то больше двух точно не потребуется».
Примерно час все и шли по моему азимуту строго на восток по тяжёлому болоту. После чего оказались на западном берегу Кавголовского озера. Нужная станция у всех на виду. Тремя месяцами раньше на лыжах дошли бы минут за дцать. Но в обход озера — минимум часа на два бодрым темпом.
Самое смешное, что ни Рыжик, ни кто-то ещё мне тогда даже слова не сказал. Хотя некоторые девочки посмотрели так выразительно, что никаких слов уже не требовалось.

И ещё чуть-чуть, что я тоже собирался сказать, но либо постеснялся, либо подумал, что и без этого наговорил слишком много (лишнего).

Многие из выступавших передо мной вспоминали блестящие уроки литературы. В дополнение к названным Иде Ильиничне и Наталье Эдуардовне я хочу добавить Эдуарда Константиновича Лявданского.
Среди прочего, на их уроках мы многое заучивали наизусть. Но кто из присутствующих сможет вспомнить сейчас фрагмент из «Евгения Онегина» о целях и остаточных результатах образования? Ладно, подскажу: «Мы все учились...».
Многие ли помнят, как учились? А учились мы «понемногу». Хуже того, учились «чему-нибудь и как-нибудь». Полнейший пофигизм! И ведь «наше всё»(ТМ) пишет такое не о захудалой ЦПШ, а о Царскосельском лицее. Ну да, прототипе Президентского лицея.
Эти строчки ещё вспомнили? А дальше что? Дальше как раз самое главное:
«Так воспитаньем, слава Богу,
У нас немудрено блеснуть».
Пушкин педвузов не кончал (хотя опять же Царскосельский лицей многих университетов стоит), но сформулировал точнее самого учёного педагога. Не важно, чему учили и как учили. Важно, как в итоге воспитали. За Царскосельский лицей Пушкину не пришлось стыдиться. А у нас нет причин стыдиться за 239.

Да, сначала я намеревался ещё сказать, что именно позволяет лично мне не стыдиться воспитанием, полученным в 239. Но от этого я воздержусь даже здесь. До следующего юбилея!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments